Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:19 

История о художнике (портрет хана)

Kyora J.Lee
Дипломатия - игра интересов, не эмоций.
Заказал хан портрет художнику. А хан был кривой на один глаз и хромой. Художник же нарисовал его без этих дефектов. Хан разозлился за то, что художник отступил от правды. Наказание — смерть. Второй художник, учтя ошибку первого, нарисовал хана таким, какой он есть. Хан опять остался недовольным. «Я воин, а ты изобразил меня калекой!» И казнил художника. Третий художник нарисовал хана на охоте. Короткая нога его стояла на пеньке, он целился в оленя, прищурив отсутствующий глаз. Хан остался доволен и богато одарил художника. Так выпьем за то, чтобы говорить начальнику полуправду, но так, чтобы она выглядела, как правда!
(история-тост из книги М.Е. Литвака "Как узнать и изменить свою судьбу")

Все прямо как в Пути художника. Был этот тост, а я захотела развить эту историю чуть дальше. Вот что получилось.

Девлет-гирей был реальным историческим лицом, свергнувшим своего дядю при поддержке Сулеймана I Великолепного. У меня нет исторических данных о том, что он хромал и потерял глаз в бою, эта деталь - вымысел. Великий Тициан жил во времена этих двух героев, а у венецианцев и французов с Сулейманом был заключен договор о мире и торговле. Это уже у наследника Сулеймана будет война с венецианцами и битва при Лепанто. Художник - вымышленное лицо, я исхожу из того, что Сулейман очень ценил науки, культуру, искусство, архитектуру и не гнушался заниматься ювелирным делом и работой по металлу. Его приближенные тоже должны были разделять интересы повелителя и хан теоретически мог познакомится с культурным наследием при султанском дворе.
По терминам: гяур (неверный) - так в Османской империи называли всех немусульман, франки - это было сборное название для французов, венецианцев и других жителей тогдашней Европы, с которой воевали и торговали османы; Хан-Сарай - ханский дворец в Бахчисарае, резиденции Гиреев. Гиреи - ханский знатный род, бывшие вассалами султана Османской Империи. Беи - турецко-крымский аналог военачальников.


Хан сидел на низком позолоченном троне в пустом Зале Дивана , насупленный как грозовая туча. Что вызвало его гнев? Борьба за трон закончилось его победой, а дядя, посмевший пренебречь волей Падишаха, лишился трона, был брошен в узилище и там убит по приказу своего племянника. Крымское ханство устало от междоусобицы и склок между родственниками, и ради мира в родных кочевьях Девлет-гирей был готов на всё. Он давно понял, что бывает, когда даешь большую волю многочисленным братьям, племянникам и сыновьям. Мелкие беи мнят себя великими ханами и воюют друг с другом подобно неверным гяуром. Только сила может призвать их к ответу, направить ярость против гяуров, а не своих соплеменников. Хан-Сарай не любит трусов и дураков: выпустишь власть из рук и лишишься трона и жизни. Сыновей твоих убьют, жен твоих раздадут убийцам, имущество и стада разделят между победителями. Только хитрый, жестокий и коварный султан может удержать в узде стаю волков – острие копья Падишаха Сулеймана, что целится в самое сердце неверных славян и франков.

Девлет-Гирей мог не опасаться попасть в немилость падишаха, мать которого, пресветлая и мудрая Валиде-султан приходилась ему двоюродной сестрой. Но он уже далеко не тот юнец, что был отправлен отцом в Истанбул как почетный гость-заложник. Сулейман Кануни, хоть и родственник ему, не потерпит нарушения своих установлений и указов, так же как и самоуправства крымского хана. Перед глазами был наглядный пример убитого дяди.
Причина недовольства Девлет-Гирея не стоило и ослиного хвоста. Великий хан решил заказать собственное изображение, а художники-франки не могли угодить взыскательному заказчику. При дворе Сулеймана Великолепного хан познакомился с культурой франков, создававших поразительные вещи. Они были неверными, но Девлет умел ценить мастерство. Если сам падишах не гнушался ремесленным делом и привечал художников, скульпторов и живописцев, то как крымский хан будет возражать Наместнику Аллаха на земле.

Его предки, при всей своей суровой воинственности, тоже понимали толк в прекрасном. Они не жалели денег на мечети и украшение Хан-Сарая. Один из бывших хозяев дворца хан Менгли-Гирей в свое время заставил франкского скульптора построить и расписать Демир-Капу . Это была железная дверь перед входом в Зал Дивана, которую величала арка, расписанная искусными узорами. Гордый хан, приходившийся Девлету родным дедом, оставил надпись для своих потомков, дабы помнили сыновья, внуки и правнуки о своих предках. Первая гласила: «Владетель этого жилища и царь этой области, султан величайший благороднейший Менгли-Гирей-хан, сын Хаджи-Гирей-хана, да простит Аллах ему и его родителям в обоих мирах». В середине надписи – родовая тамга династии Гиреев, под которой были выведены ещё одни строки: «Приказал построить этот величественный порог и эту возвышенную высочайшую дверь султан обоих материков и хакандвух морей, султан, сын султана, Менгли-Гирей-хан, сын султана Хаджи-Гирей-хана, в 909 году». Без Хаджи-гирея и его сына Бахчисарай так бы и был под пятой монгольского хана и род Гиреев сгинул бы в пучине бесконечных междоусобиц. Девлет тоже построит мечеть, достоит дворец, чтобы сделать его жемчужиной Бахчисарая. И закажет портрет по франкскому обычаю. Если сам Падишах-султан позволяет художникам рисовать свое изображение и своей возлюбленной жены Хасеки Хюррем Султан, то почему хан не может последовать примеру Повелителя.

Так Иблис помутил разум Девлет-Гирея, и хан позвал в свой дворец франка-живописца. Два франка пытались выполнить его приказ, и были казнены за нерадивость и небрежную работу. Первый изобразил крымского султана как живого, с двумя глазами и не хромающего. Это было ложь. Глаз Девлет потерял в одной из бесчисленных битв с врагами султана, а хромать стал, когда в другом бою с коня упал. Сильный гнев одолел хана, когда он увидел ложь, противную Аллаху, и повелел казнить гяура. Портрет Девлет самолично разрубил на мелкие кусочки.
Второй франк нарисовал его таким, каким он был в жизни: с кривым глазом и хромой ногой. Это разгневало хана ещё больше. Он – сын и внук султанов, дядя падишаха, воин, что вел в бой тысячи, чьи стрелы и клинки на неверных гяуров. Как смел этот пожиратель свинины изобразить его таким, что подумают его внуки его внуков, что их прадед был калекой. Вторую картину и второго художника ждала участь их предшественников.

История должна была повториться в третий раз, Девлет-гирей потерял всякую надежду, что третий франк изобразит его как должно. Но с этим нечестивцем хан должен вести себя осторожней, ведь наивный юноша - сын венецианского посланника. Младший сын знатного франкского рода, вызвавший неудовольствие отца и братьев, когда вместо морского или купеческого дела посвятил себя живописи и скульптуре.
Сам падишах Сулейман видел его работы и очень их хвалил, а хан Гирей молча завидовал тому, как презренный франк рисует морские волны, деревья, укрытые листвой, гнущиеся от тяжести плодов, прекрасные дворцы. И тут сам Аллах бросил в его руки глупого гяура, что посмел нарисовать портрет хана, невзирая на то, что стало с другими франками. Хан решил для себя, что велит его убить, но обставит все так, что его не заподозрили в этом. Падишах даровал этим франкам право торговли в Османской империи, а также защиту их товарам, караванам, слугам и домочадцам. Нет, пусть неверного убьют разбойники, им же и не нести ответ за нарушение повелений Падишаха.

Гяур сегодня должен был принести ему злосчастную картину, хан запамятовал, что художник ждал аудиенции в Посольском Саду. Картина была скрыта от чужих глаз бархатной тканью, у гяура хватило разума сказать евнухам, что эта картина предназначена для пресветлых глаз султана обоих материков и хакана двух морей, а тот, кто увидит её без дозволения хана, будет убит на месте.
«Зачем ты взялся за это, неверный» - думал Гирей, - «рисовал бы себе море да деревья. Если не угодишь, то я тебя убью. Гиреи всегда свое слово держат и от задуманного не отступают; не выполнишь мое поручение – твоя жизнь оборвется в одночасье.
Венецианец зашел, произнеся все положенные приветствия и поклонившись, как того требовали обычаи двора. Евнухи внесли за ним картину, закрытую плотной тканью.

- Открывай, - нетерпеливо велел хан, невольно зажмурил глаза, чтобы не видеть этого позора. Его опасения не сбылись. На картине был изображен дневной лес и журчащий ручей. Это была одна из многочисленных охот, которые так любил Девлет-гирей. Сам хан был изображен в охотничьем кафтане. Он целился в оленя из лука. Кривой глаз его был прищурен, а хромая нога стояла на пеньке.
«Как ему это удалось» - гнев хана ушел, уступив место гордости за то, как искусно художник изобразил его таким, каким он был в жизни.

- Не место тебе в Османской империи, - заговорил потрясенный хан.
Франк старался оставаться спокойным, но ему это плохо удавалось. Суровый и жестокий нрав Девлет-Гирея был известен всем.

- Аллах даровал тебе великий талант, но здесь ты не можешь использовать его так, как в ваших землях. Несколько лет назад ты говорил, что хотел бы учиться у вашего этого мастера…как ты его называл..Тициана. Я доволен картиной и покупаю её. Казначей выделит тебе десять тысяч дукатов, чтобы ты сел на корабль, что идет в эту вашу Венецию, и стал учеником этого мастера. Или другого мастера, подобного ему.

- Благодарю вас, великий хан, - поклонился франк, - но мой отец..

- Напишешь ему письмо и пояснишь, что я повелел тебе покинуть пределы Османской Империи. Падишаху о том сам скажу. А ещё, - хан взял старинную книгу в простом кожаном переплете, лежавшую на шелковой подушке.

- Это собрание рубаи Гиясаддина Абу-ль-Фатха Омара ибн Ибрахима аль-Хайяма Нишапури. Муфтии говорят, что Хайям – безбожник, богохульник и презренный пьяница, не видя за маской истинную сущность мудреца и мыслителя. Прими мой дар, пусть Хайям поддерживает тебя в твоем путешествии и обучении, как когда-то поддержал меня.

- Великий хан, это большая честь для меня. Я недостоин это принять.

- Мои люди посадят тебя на борт торгового судна в Кафе, а капитан головой ответит, если ты не доплывешь до Венеции целым и невредимым. Дальше все в твоих руках, только не бойся делать то, что умеешь.

- Но Тициан – великий мастер, зачем ему такой бездарь как я.

- Вместо солнца весь мир озарить - не могу, в тайну сущего дверь отворить - не могу. В море мыслей нашел я жемчужину смысла, но от страха ее просверлить не могу, - задумчиво произнес Девлет-Гирей одно из рубаи.

Оспаривать мои приказы не позволено никому, кроме Падишах-Султана. У тебя три дня на сборы.

@темы: "За синие горы, за белый туман...", 5 неделя, готов к конструктивной критике

Комментарии
2014-10-21 в 21:03 

Демонесса
Сказанное может быть услышано
Интересно у вас получилось. Спасибо)

2014-10-21 в 23:59 

Kyora J.Lee
Дипломатия - игра интересов, не эмоций.
Демонесса, я постаралась.

2014-10-30 в 05:44 

raidhe
Смысл дороги в том, что дороги нет. (с)Кирлиан
а какая тут аналогия с Путем художника?

2014-10-30 в 10:50 

Kyora J.Lee
Дипломатия - игра интересов, не эмоций.
raidhe, с образом художника-тени в первой главе Пути Художника. У этого хана не было никакой возможности заниматься каким-либо видом творчества, потому что мужчина должен быть воином и главной дома.
У венецианца-художника не было денег, чтобы оплатить свое обучение у мастера в Италии, и отец не хотел, чтобы сын этим занимался. Сын очень рисковал, когда брался за этот заказ, потому что восточные правители - деспоты по своей натуре, способные как на жестокости, так и на великодушные поступки.
И у Джулии в одной из глав была такая фраза, когда старший писатель говорит молодому "я не знаю, почему вам помогаю, но что-то заставляет меня вам помочь".
Я постаралась изобразить нечто подобное здесь: хан уже никогда не будет писать стихи, а его законами это не запрещалось, но по какой-то необъяснимой причине он решил поддержать художника. Мог же просто заплатить ему деньги за хорошую работу.

2014-11-01 в 01:58 

raidhe
Смысл дороги в том, что дороги нет. (с)Кирлиан
Kyora J.Lee, ясно теперь, понял, спасибо

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Путь Художника 2014

главная